Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
У нас был роман со Стояновым
 
Автор: Юлия Васильева

Сайт: http://www.sobesednik.ru


'С родителями не разговаривала с 14 лет'
- В одном из эпизодов сериала 'Люба, дети и завод' снялась и ваша дочь. Делаете из нее актрису?

- Я хотела, чтобы она поняла, что это за профессия. Девочки думают, будто быть актрисой - надеть красивое платье и пойти выступать. Мне важно было, чтобы Катя поняла: сниматься - не простое занятие. Так и получилось. Эпизод, в котором она была занята, снимали долго, на площадке было жарко, а репетировали они зимнюю сцену. (Смеется.) Так что дочка вся вспотела, но ощущение праздника у нее осталось.

- То есть ей понравилось?

- К сожалению. Она не поняла, какой это тяжкий труд...

- Но ваша дочка хорошо рисует. Может, художником станет?

- Об этом рано говорить. Я ей уже сказала, что она свободна в выборе профессии, но в художественную школу все равно будет ходить. Хочу, чтобы она хоть что-то умела делать своими руками. Но если Катя пожелает стать актрисой, противиться не буду.

- А вас родители терроризировали?

- Нет, у меня остались очень хорошие впечатления от детства, хотя родители были низкооплачиваемыми рабочими и жили мы бедно. (Задумывается.) Но у меня все было. Все, что сейчас за деньги, я получала бесплатно. Помню родительских коллег, очень симпатичных рабочих. Помню невероятные садики на территории завода (кстати, он недалеко от съемочных павильонов компании 'АМЕДИА'), где никто и никогда не рвал цветы, кусты черноплодной рябины, очень хорошие столовые, где я ела, чистые цеха: Мама работала на заводе металлоизделий, следила за уровнем газа. Я часто ездила в пионерлагеря от завода. Лучшую подругу, кстати, встретила именно в лагере, и эту дружбу пронесла через многие годы. Дочке Кате сейчас тоже говорю: учись беречь лучших подруг.

- Верите в женскую дружбу?

- Да, здесь есть поводы сомневаться. Но многое зависит от тебя. Прежде всего не надо сотворять себе кумира. Это абсолютно правильная заповедь. Нельзя идеализировать подругу, надо принимать ее со всеми недостатками. Нужна терпимость: многое нужно уметь прощать, потому что сама не ангел...

Только теперь понимаю, как мучила в свое время родителей. У нас был малообъяснимый конфликт, я перестала общаться с мамой и папой в 14 лет. С другой стороны, я понимаю, что это естественный период. Если бы мне кто-то сказал тогда про переходный возраст, про игру гормонов, я, может быть, по-другому как-то относилась к проблеме 'отцов и детей', я бы знала, что это болезнь и ее надо пережить. Но нас тогда этому не учили...

'На телевидении говорили: у тебя сложная внешность'
- В 9-10-м классах вы учились в школе при Академии педагогических наук. Чем обычная не устраивала?

- Мне казалось, что школа, в которой я училась, дает недостаточно хорошую подготовку для поступления в институт. А у моих родителей-рабочих была идея фикс, чтобы я обязательно получила высшее образование. Я сама услышала про школу при Академии педнаук и пошла в класс усиленного изучения истории и литературы.

- Тогда почему решили стать актрисой?

- (Смеется.) Так ведь 90 процентов девочек хотят стать актрисами! Вот и я была одной из них. Занималась в студии юного актера при Центральном телевидении... Сейчас вот кастинги устраивают, а тогда была студия, откуда детей брали на съемки в 'Отзовитесь, горнисты!' или 'Будильник'. Сейчас нет детских программ, а тогда существовало идеологическое воспитание детей и молодежи, этому уделяли серьезное внимание. А я вела все эти передачи. Один из педагогов студии не советовала мне поступать в театральный вуз, говорила, что, хотя я и талантлива, у меня сложная внешность. И добавляла: 'У тебя будет тяжелая жизнь в театре'. Я ее слушалась, поэтому хорошо занималась в обычной школе, потом - в школе молодого востоковеда. Я всем говорила, что буду поступать в Институт стран Азии и Африки, куда действительно собиралась... Но как только объявили конкурсы в театральные училища, я все бросила и пошла туда. (Смеется.) И везде провалилась, кроме ГИТИСа.

- Талантливый был курс?

- Насчет лучших мы были единодушны: самый талантливый актер - Виктор Сухоруков, а актриса - Валя Виноградова, моя подруга. Вот у нее не задалась карьера, но мы до сих пор ею восхищаемся. Она остается актрисой театра 'Балтийский дом', работает педагогом. Вообще, пусть это заняло у некоторых много времени, но состоялись в профессии все.

С Юрием Стояновым у меня был роман на первом курсе. Безудержный такой. Мы с ним делали всякие этюды. Никто не сомневался, что Юра - невероятно талантливый человек, это сразу было видно: прекрасно сочинял песни, пробовался в режиссуре. Он долго шел к успеху... и нашел его в 'Городке', где он и режиссер, и актер эстрадно-комедийного плана. Хотя до этого в нем видели только 'героя'.

- Каким был однокурсник Стоянов?

- Таким, как сейчас - то легким, то тяжелым, с плюсами, минусами и невероятным талантом. Только он худее был. (Смеется). Он был высоким таким, голубоглазым, русым и худым героем!

'К вере меня привела Катя Васильева'
- Вы не робели от того, что с первых шагов в кино играли со звездами?

- Имена партнеров в первых фильмах меня до сих пор шокируют. Сами посудите, 'Вакансия': Екатерина Васильева, Ролан Быков, Олег Табаков. 'Частная жизнь': Михаил Ульянов, Ия Саввина, Андрей Миронов... Что эти фильмы станут смотреть до сих пор, мы тогда и не думали! Часто бывает, что люди готовятся снять шедевр, а получается ерунда, или, наоборот, снимают непонятно что, а получается культовый фильм. Ведь когда мы работали над 'Покровскими воротами', никому из нас сценарий не нравился. Один Козаков понимал, что он снимает. А к фильму 'Огни' по Чехову я так серьезно готовилась, но ни один человек его так и не увидел...

Восхищаюсь Екатериной Васильевой! Мне она нравится всем - отношением к жизни, юмором и самоиронией, мудростью. До сих пор нахожусь под ее влиянием. Она привела меня к вере.

- Но вы не уйдете, как она, с головой в церковь?

- Она не полностью посвятила себя вере, как многие считают. Мы играем с ней в спектакле 'Не отрекаются любя'. Вера - главная составляющая ее жизни, и я не считаю, что нужно находить в этом какую-то грань. У нее просто сейчас такая жизнь... Могу сказать одно: люди, которые не ходят в церковь, многое теряют.

- В фильме Рязанова 'Забытая мелодия для флейты' у вас с Филатовым эротическая сцена. Нонсенс для того времени?

- Тогда такие сцены сопровождались массой безумств и нелепиц. Именно в тот день, когда мы снимали постельную сцену, на 'Мосфильме' отключили электричество, и главной задачей было, чтобы изо рта не шел пар. Когда мы снялись, Леня у меня спросил: 'Ты Мишке (Михаил Мишин, муж Татьяны Догилевой. - Ю.В.) будешь говорить?' Я отвечаю: 'Конечно, буду. А ты что, жене не скажешь?' 'Не скажу'. 'Так она же все увидит', - удивилась я. 'Вот когда увидит, тогда пусть и увидит', - подытожил он.

- В советское кино хотели бы вернуться?

- Нет: Пережив яму, практически выгребную, куда упало российское кино после перестройки, с периодом абсолютных непрофессионалов, когда кино снимал тот, кто добывал деньги... Режиссеров этих я не могла считать режиссерами, актеров не могла назвать актерами. Я тот период очень болезненно пережила. Мне казалось, что наше кино не возродится. Но когда я решила сходить на фильм 'Турецкий гамбит' с подругой Дашей Поверенновой, но осталась без билетов, я сказала: 'Господи, неужели я дожила до того времени, когда на российское кино не достать билетов?' Потом мы прорвались на сеанс, и я обратила внимание, что зал смотрит этот фильм так же, как если бы картина была советской - с героиней, патриотизмом, правильной идеей: Так что сейчас я очень оптимистично настроена. Хоть я и не задействована в этом новом кино, но за державу горжусь. Восхищаюсь '9 ротой' Бондарчука. А 'Дневной дозор' не смотрела - не люблю такие фильмы.

'Противно, когда все снимаются, а ты нет'
- Во времена перестройки многие брезгали сценариями. Вы тоже?

- А меня и не звали сниматься. В тот 'застойный' период у меня было всего два предложения. (Вздыхает.) Одно было такое, что я подумала: 'Я четыре года не снималась. Неужели для того, чтобы теперь участвовать в этой белиберде?' Второе предложение было сняться в ироничном фильме про войну в Афганистане. Представляете, что это такое? Я же в 'Афганском изломе' снималась: Я отказалась.

- Сами обрекли себя на 4-летний перерыв?

- Первый год мне было очень неудобно, нервно, стыдно...

- Стыдно?

- (Смеется.) Ну, конечно! Противно ощущение: все снимаются, а ты нет. Это всегда почему-то вызывает чувство стыда. Притом что ничего плохого я не сделала: не спилась, не растолстела... Актрисы очень зависимы от этих проклятых звонков. И я ждала предложений, думала: все, наступил мне конец. На третий год появилось ощущение свободы, когда я вдруг успокоилась и решила для себя, что моя кинокарьера просто закончилась. Много было актрис, у которых точно так же 'не из-за чего' заканчивалась карьера. Думала, что я - одна из них и в этом специфика моей профессии. Зато я всегда была востребована в театре, примерно в то же время я начала еще и пробовать себя в качестве режиссера...

- Не представляю вас режиссером. Слишком мужская профессия.

- Жесткие качества у меня есть, но требуют безумных сил - и физических, и умственных, и эмоциональных. Год назад я решила больше этим не заниматься, потому как затраты несопоставимы с результатом. Но все-таки вернулась к режиссуре.

- Это коммерческий проект?

- Это желание еще что-то сделать, пока есть силы и энергия. Это сродни желанию съездить в новую страну, где ты получишь новые ощущения. Никаких амбиций у меня нет.

- Вы участвовали в вечере, доходы от которого были направлены на памятник Леониду Филатову. Выигрыш в 'Слабом звене' перечислили на счета Семена Фарады и Вячеслава Невинного. Лично помогаете нуждающимся актерам? Невинного в свой спектакль пригласили:

- Я его пригласила еще до этой передачи, по горячей любви и восхищению. Он предупредил, что плохо себя чувствует... То, что эти люди остаются без средств к существованию, ужасно. Ведь их поколение принесло колоссальное количество денег стране, но сами они ничего не смогли накопить. И вот когда государство дает им звание 'народного'... Значит, оно должно отвечать за свои действия? В советское время это подтверждалось пенсиями, медицинским обслуживанием, льготами. А сейчас народные артисты прозябают... Зачем тогда это звание? Ну отмените его! Если же даете - не бросайте народных артистов. Это же стыд и позор!

'Чувствую себя феминисткой'
- Вы говорили, что 'Люба, дети и завод' внушает матерям-одиночкам оптимизм, показывает, что они не одни. А может, нужно снимать о том, как сохранить семью?

- (Делает удивленные глаза.) Нет, конечно! Новые мужчины принесут новые страдания! Если тебе суждено быть счастливой в браке - ты будешь счастливой. Но хороший брак - очень большая редкость. Сейчас экономические условия таковы, что первоначальные функции мужчин и женщин стираются. Если мужчина становится для женщины еще одним ребенком, то в такой семье я не вижу смысла. И так быть матерью очень тяжело... В силу того, что мужчина перестал себя чувствовать главным, он больше не лидирует в вопросах воспитания. Не несет никакой ответственности - ни финансовой, ни моральной, ни нравственной. Честно говоря, я ощущаю себя по большей части феминисткой.

- Вы поосторожней в высказываниях: некоего Леонида Мазора пресса уже успела на вас женить!

- Да это же режиссер-постановщик сериала 'Люба, дети и завод'! Стоило нам вместе появиться на одной вечеринке - тут же записали его в мужья. Никто так и не узнал, что это мой режиссер. Мы очень смеялись, когда пришли на одно мероприятие втроем - я, Мишин и Мазор. И Мазора все равно записали в мужья. А как же Мишин? Хотела бы я спросить журналистов...

Что за дрянь ваша 'Орестея'?!
- Как-то великий немецкий режиссер Петер Штайн пригласил меня на роль Электры в трагедии Эсхила 'Орестея'. Тогда я ощущала себя настоящей профессионалкой и вообще главной артисткой. Прочитав Эсхила в русском переводе, поняла, что это жуткая дрянь. И когда пришла к Штайну, так с порога и заявила: 'Зачем вы эту дрянь ставите? Давайте лучше Чехова поставим!' Это сейчас я думаю: где мои мозги были? А тогда... 'Значит, ты не будешь играть?' - спросил Штайн. 'Пьеса мне не нравится, - сказала я. - А вот вы мне нравитесь, поэтому буду!' 'Значит, до осени?' - уточнил он. 'До осени', - согласилась я и гордо ушла. А за моей спиной послышалось: 'Ищем другую актрису, я не хочу с ней работать'. Штайн был прав на все сто процентов, потому что вела я себя отвратительно. Вскоре я узнала, что на мою роль берут Лену Майорову. Я не очень расстроилась, потому что мне действительно не нравилась ни роль, ни пьеса. Я вообще не понимала, что нужно играть. А раз я не понимала, значит, это плохо. Вот такая у меня логика была. И вдруг через два месяца мне снится сон, в котором Штайн снова предлагает мне работать, и я соглашаюсь. Наутро говорю мужу: 'Представляешь, мне Штайн приснился'. Он отвечает: 'Ну, значит, в тебе эта заноза засела'. Но, клянусь, я даже не вспоминала об этом. У меня тогда интересная жизнь была, поездки. И вот как только я мужу рассказала сон, раздается звонок, и мне вновь предлагают играть. Я согласилась, и в итоге этот проект мне принес очень много творческой радости, мы сильно подружились с Костолевским, Майоровой. Еще благодаря этому проекту я увидела много стран!
 


Наша группа ВКонтакте
Rambler's Top100 Каталог сайтов Яндекс цитирования Находится в каталоге Апорт Женский портал, женских каталог, все для женщин! Gougle.Ru Рейтинг Free-Cat: Управление каталогом.

© 2006-2015 dogileva.sitecity.ru