Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Татьяна Догилева: «Еще хочу похулиганить!»
 
У Козакова в «Невероятном сеансе» она сыграла покойницу. Но такую веселую и взбалмошную, что была живее всех живых

 
  
 
 
  
 

Фото Майи НИКОЛАЕВОЙ.

Она проснулась знаменитой после фильма «Блондинка за углом». И с тех пор регулярно красит волосы в этот счастливый цвет, хотя от природы — темная шатенка. Она играла в Ленкоме и Театре Ермоловой, а теперь — свободная птичка. Но считает, что актерам, которые заработали имя в советском кино, жаловаться грех. Зритель их помнит и на них ходит.

Последняя ее роль в кино — фильм Режиса Варнье «Восток — Запад», где она снималась в компании Катрин Денев и Олега Меньшикова. Еще она теперь играет в собственном спектакле «Лунный свет, медовый месяц», который поставила два года назад.

— Я всегда живу желаниями. И мне дико захотелось поставить спектакль, — комментирует Догилева свой режиссерский дебют. — Я считала, что все режиссеры, не считая гениев, очень глупые и неумехи. А я-то все знаю, я поставлю спектакль — и мир ахнет. Это желание было такой чудовищной силы, что меня просто разорвало бы, если бы я его не удовлетворила. Я нашла деньги, нашла артистов, удержала их, я выпустила на сцене МХАТа премьеру, но я это сделала! Вот, пожалуй, один из самых крупных поступков в моей жизни. Но сил, здоровья и лет жизни он отнял очень много.

— Сейчас какие-то мысли о будущем есть?

— Да никаких. Не потому, что нет предложений, а потому, что я не хочу. Я всегда очень нервничала, если у меня нет впереди задела, нет ролей, спектаклей... А сейчас у меня какой-то странный период... Мне и самой интересно, почему мне ничего не хочется. Правда, вот Михаил Михайлович Козаков предложил роль в «Короле Лире» в Театре Моссовета. Он недавно сыграл Шейлока в «Венецианском купце» — артистов, которые могут с такой мощью сыграть Шекспира, сегодня крайне мало. Я ему сказала: играйте обязательно Лира, а я вам дочку сыграю.

С Козаковым у меня давние связи, он меня снял в «Покровских воротах». Это было прекрасное время, мы все подружились, на съемках была блестящая атмосфера... И в фильме это все чувствуется — оптимизм, надежды на будущее. Козаков нас всех любил, на всех надеялся, что ни сыграешь — показывал большой палец. Фильм очень счастливый, он нам всем принес много удачи, мы все очень подружились — я, Коренева, Меньшиков. Мы дневали и ночевали у Козакова. У него был открытый дом, прекрасные застолья, и мы все там крутились. У него был первый видеомагнитофон в Москве, его жена Регина была переводчицей, и мы пересмотрели все американские фильмы, которые нигде нельзя было увидеть. Потом наши пути разошлись, но мы всегда общались, и я с радостью согласилась играть в этом спектакле.

— Раз уж вспомнили прошлое, правда ли, что в молодости вы жили бурной богемной жизнью?

— Я выросла в рабочей семье, никакого отношения к богеме не имевшей, но я много читала и в моей голове сложилось о ней романтическое впечатление. У нас в семье никогда в рестораны не ходили, и я, став молодой артисткой и получив возможность бывать в ВТО, не пропускала ни одного вечера. Если я не проводила вечер в ресторане ВТО, то день был потерян для жизни. Бары — это звучало для меня пленительно... (Смеется.) Такие романтические бредни.

В ГИТИСе мы все любили рыдать, строить из себя нервных — мода была на истеричных актрис. Это сейчас в моде внутренняя гармония и душевное здоровье. А ту моду Марина Неелова пустила фильмом «Монолог». Хорошая роль — значит, обязательно надо рыдать. (Смеется.) Модно было пить. Если не пьешь, то ты уже не артист. В институте первое дело было — выпить на какой-нибудь вечеринке и потом рыдать над неудавшейся судьбой. (Хохочет.) Столько здоровья было, что мы и рыдали с упоением, с удовольствием!

— А сейчас у вас есть ощущение удавшейся судьбы?

— Я боюсь высоких слов. Я живу сегодняшним днем. Говорить, удалась жизнь или нет, можно только на смертном одре или в книгах воспоминаний, а я еще хочу пожить, похулиганить.

— Вы любили эксцентричные поступки, эпатирующие наряды?

— Конечно! В те времена все одевались одинаково, потому что не было такого изобилия. Когда в моду вошли бриджи, я надела бриджи, рубашку, жилетку, канотье, серебряные тапочки и пошла себе на троллейбус. Я жила в рабочем районе, и бабушки плевались мне вслед. Хотя все было закрыто, ни куска голого тела не было видно, но они плевались. Я не обижалась. Я ощущала себя на верху элегантности.

— Сейчас с богемной жизнью покончено?

— В рестораны не хожу совершенно. Наелась. И не пью алкоголя. Я люблю теперь домашнюю кухню. Считаю, что я правильно провела молодость, я все попробовала, но всему свое время. Не хочу сказать, что я такая уж положительная, но эта сторона меня уже не прельщает. Например, раньше я в Ригу ехала, как за границу. А теперь, когда она действительно стала заграницей, я сюда приезжаю — и меня охватывают ностальгические чувства. Вспоминаю, что вот тут я играла «Жестокие игры», и какой был замечательный успех, и какие были трогательные рижские зрители. Они принимали сдержанно и не дарили цветов, как мы в Москве привыкли. Но после последнего спектакля около выхода оказалась целая толпа и нас просто задарили цветами!

Сейчас, когда мы приехали в Ригу, я прямо с поезда пошла не в гостиницу, а гулять по городу, чтоб увидеть знакомые места. Раньше я обожала кафе, бары, дискотеки, а теперь я получаю удовольствие, когда просто хожу по улицам. Совсем другие радости: прекрасное чувство возвращения в те годы, какие-то очень нежные эмоции... Все меняется.

Мая ХАЛТУРИНА
26.02.00
http://www.chas-daily.com



 


Наша группа ВКонтакте
Rambler's Top100 Каталог сайтов Яндекс цитирования Находится в каталоге Апорт Женский портал, женских каталог, все для женщин! Gougle.Ru Рейтинг Free-Cat: Управление каталогом.

© 2006-2015 dogileva.sitecity.ru