Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Блондинка из-под Тамбова
 
Автор: Сергей Бавли

Сайт: MigNews.COM


Образы героинь, созданные на экране Татьяной Догилевой, любимы зрителями. Актриса мечтает о разноплановых ролях (а работает она очень много), но обаяние самой Тани неизменно передается ее героиням. И никуда от этого не деться. Никуда не спрятать этот интеллигентный, мягкий прищур. Когда мне сказали, что родом Догилева чуть ли не из деревни, я, естественно, не поверил...

-Таня, вы вышли замуж за знаменитого петербургского сатирика Михаила Мишина, сейчас живете в Москве. Вы коренная москвичка или петербурженка?

Родом из небольшого городка. Точнее, как говорили раньше, из поселка городского типа, что под Тамбовом. Мои родители закончили ФЗУ и работали на заводе. Так что я не только провинциалка, но и "гегемонша".

-А как решились пойти в артистки?

Ну, в театральный вуз поступить вообще непросто, с одной стороны. А с другой - очень просто.

-Как это?

В тот год, когда я поступала в институт, конкурс был 200 человек на место. Но большую часть абитуриентов составляли случайные люди, которые никакого отношения не имеют к искусству. А педагоги заинтересованы в отборе достойных, хотя процент "блатных", конечно, существует.

-В смысле отпрыски известных артистов?

М-да... Но должна сказать, что сейчас я намного лояльнее отношусь к актерским династиям, к актерским детям.

-Почему?

Раньше мне казалось, что они занимают чье-то место, не будучи одарены таким же талантами, как их родители. При этом отпрыскам поступить в театральный вуз было гораздо легче, чем мне. Но теперь я реальнее смотрю на вещи.

-А тогда?

А что тогда?.. Перед поступлением в театральный институт я и театра-то живого не видела! Кино, телевизор - вот и все. Но у меня была абсолютно несокрушимая энергия невежды. Мне казалось, что хороших артистов у нас никогда не было. И на этом непаханом поле я непременно найду себя. Но потом я поступила в ГИТИС и начала посещать театры...

-И...

... и была просто поражена числом талантливейших актеров. Понимаете?

-Пытаюсь. Скажите, а есть роль, которую бы вам особенно хотелось сыграть?

Есть. Аркадина в "Чайке".

-По-моему, еще рановато.

Нет, ей 42 года.

-Вы настолько не скрываете возраст?

Ну, мне еще нет сорока двух... А в принципе - что скрывать?

-Но Аркадина - чудовищная стерва.

Она - единственный привлекательный образ в этой пьесе. Она одна что-то делает, все прочие только скулят. И в той обстановке, которую ей создали (сын с комплексом самоубийцы; отвратительная Нина Заречная, которая беззастенчиво добивается Тригорина и т. д), Аркадина себя ведет наиболее достойным образом. Не забывайте и то, что она находится в самом трагическом возрасте: у нее перелом амплуа.

-Таня, это ведь далеко не всегда болезненно. Многие актрисы сыграли свои лучшие роли после сорока. Алиса Фрейндлих, например.

Перед Фрейндлих я преклоняюсь. Это любимая моя актриса. Но вы представить себе не можете, чего на самом деле этот перелом стоит. Нет, это очень печальные вещи, о них не думать невозможно...

-Если говорить о вашем амплуа, то мне как-то ближе не ваши железные женщины, вроде Аркадиной или "блондинки за углом", а медсестры из "Афганского излома" и "Забытой мелодии для флейты".

А я, когда смотрю "Блондинку", чуть не плачу от жалости к этой девочке. Эту картину, кстати, изуродовали поправками и переозвучками, а у Червинского-то это отличная, трагическая история.

-И все же из всех сыгранных вами ролей мне больше всего нравится так, что мы увидели в "Забытой мелодии". Только не совсем понимаю, как главный герой смог так быстро внушить вам такую страсть.

-Его же Филатов играл! Более талантливого человека представить невозможно, он может все - от песни до пьесы. Он сыграл человека слабого, временами мелкого, но обаяние одаренности просматривается даже в самых его злодейских поступках. А женщина любит мужчину, как правило, за талант. Я во всяком случае.
И потом, скажу откровенно, большинство мужчин к своим возлюбленным относятся ничуть не лучше, чем этот его герой. Женщина живет чаще всего с установкой, что к ней будут беспощадны. Это нормально.

-Вы злопамятны в этом смысле?

Ни в этом, ни в каком другом. Я человек открытый. Актриса - отревусь, откричусь и дальше живу.

-В "Афганском изломе" у вашей героини роман с итальянским актером Микеле Плачидо. Он в жизни произвел на вас какое-то впечатление?

Не сложилось у нас с ним контакта, увы... И вообще эта картина шла страшно тяжело. Одна из первых больших совместных картин, все очень заискивали перед итальянцами. Условия тяжелейшие: пустыня, окраины Союза. Итальянцы отдельно живут и отдельно едят. Какие тут могли быть отношения?

-Многие театральные актеры пренебрежительно отзываются о кино: там, мол, не игра, а техника, произвол оператора и осветителя...

Я не знаю таких актеров. Лично мне в театре легче. Во-первых, у меня театральное образование, ГИТИС (поступала я во все театральные сразу, но взяли только туда). Во-вторых, я по природе своей - бегунья на длинные дистанции, мне трудно раскрываться в эпизоде. Я должна отработать весь спектакль, чтобы как-то прожить роль. Мне трудно клеить ее из кусочков. Чаще всего я сама понимаю, где недоиграла. Тогда, никого не дожидаясь, прошу переснять. Но сниматься в кино я хотела с самого начала, бралась за любые сценарии. Тут есть свой замкнутый круг: кого больше снимают, тому дают и лучшие сценические роли, потому что человека начинают узнавать. Мне в кино везло больше - в театре "под меня" никто ничего специально не ставил. Исключая, пожалуй, "Наш декамерон" Радзинского и Виктюка.

-Вам тяжело было с Виктюком?

Я лучше стала его понимать, сама побывав в режиссерской шкуре. Режиссер играет за всех, за всех страдает и напрягается страшно. Виктюк меня здорово выматывал, конечно. Я готова была бежать хоть к психиатру, хоть к экстрасенсу... Но в результате спектакль пять лет собирал полные залы.

-Вы не только актриса, но и жена, мать, хозяйка. Такая вот нагрузка дополнительная. Тяжело?

Оч-чень. Не представляю, что бы я делала, если бы не помогали. Сейчас, когда дочке Кате пошел четвертый год и она уже вовсю философствует, нет большей радости, чем с ней быть, с ней разговаривать. Я ни на что не жалуюсь, но ребенок - это величайшая зацикленность, вечный страх за него. Я только во время выпуска спектакля меньше общаюсь с дочерью.

-А кто с ней занимается, когда вы отсутствуете?

У нас няня. Профессиональная учительница из Иванова. Сейчас безработная.

-У вас нет перед ней этакого чувства вины, что вот... прислуга?

У меня никогда не будет прислуги. Она член нашей семьи, живет с нами. Что до работы, то я ничем не лучше: также берусь за все. Вот после спектакля один за другим идут журналисты, и я знаю, что это нужно. Хотя не люблю интервью, потому что о своей работе я говорить не должна. Это работа должна говорить обо мне! В личную же жизнь никого не пускаю. Я встречаюсь с людьми, достаю деньги, ищу помещение, занимаюсь массой вещей - от музыки до света, в общем, я умею не только играть или разговаривать. Единственное, чего я делать никогда не буду, - организовывать отзывы. Я поэтому очень благодарна всем, кто пишет обо мне. Если ругают - ну что ж, меня многие не любят, это нормально. Я тоже не многих люблю.

-Интересно, что вы читали на вступительных экзаменах?

Везде разное. В ГИТИСе - "Стрекозу и муравья", стихотворение Евтушенко "Отверженная" и очень распространенный среди девочек отрывок из "Мертвых душ" - разговор двух дам.

-И что вы собой представляли тогда?

Ровным счетом ничего. Закомплексованный, коротко стриженый подросток.

-Моэм писал, что самое худшее в актере - способность быть всяким. Личности не остается.

Ну, нет, совершенно не обязательно. Настоящий актер только личностью и может подсветить любую роль. Я вообще не согласна с моэмовским взглядом на людей театра: у него получается, что они все время врут. А это не так. Я не все время вру.

-И что, ваши чисто сценические приемы вам ни разу не пригодились в быту?

Нет, у меня этим заведуют какие-то другие центры. Я в жизни стараюсь не очень притворяться. Зачем?

-Вы производите впечатление человека, очень крепкого физически. Это действительно так?

Спасибо организму, я на него не жалуюсь. Это не столько крепость, сколько приспособляемость. Наши удивляются: как может актриса на Бродвее выходить на сцену ежедневно? А очень даже запросто, потому что организм самонастраивается на такую нагрузку. Три раза трудно, а дальше пошло-поехало. Я тоже привыкаю. Что касается формы, ну что - могу потолстеть, могу похудеть. Трагедии не будет.

-Вы хвалите актеров, которые могут все. А сами многого не можете?

Есть роли, которые мне не нравятся. При всей их выигрышности, казалось бы. В первую очередь - Анна Каренина. Вот чего я бы никогда не сделала.

-Почему? Софи Марсо ведь сыграла...

Я вообще не люблю эту героиню, хотя бесконечно ей сочувствую. Оказаться в таких обстоятельствах врагу не пожелаю.

-А что, ситуация адюльтера была бы для вас так страшна?

В жизни я через это не проходила, во всяком случае, через такой неразрешимый выбор, как там. Но думаю, что да, мне это было бы невыносимо. Я человек упрямый, постоянный и моногамный.

 


Наша группа ВКонтакте
Rambler's Top100 Каталог сайтов Яндекс цитирования Находится в каталоге Апорт Женский портал, женских каталог, все для женщин! Gougle.Ru Рейтинг Free-Cat: Управление каталогом.

© 2006-2015 dogileva.sitecity.ru