Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЗАВОДная жизнь
 
Марина МИСЛАВСКАЯ
04.12.2006 18:07 МСК

 
  
 

Народная артистка России Татьяна Догилева обладает редкой способностью не меняться с годами. Сейчас она столь же привлекательна, жизнерадостна, бескомпромиссна, что и четверть века назад. В последнее время на экранах ее, как говорится, "много". Но это не раздражает, потому что в каждой своей работе, будь то сериал, спектакль или ток-шоу, Догилева остается собой. Вот и на недавнем съезде Союза кинематографистов она с невероятной убежденностью отстаивала свою точку зрения.

- Нынешний форум был очень похож на тот жуткий, "революционный" съезд, который проходил в начале перестройки, - рассказывает Татьяна Догилева. - Те же самые выкрики, оскорбления, взаимные обиды и претензии. Я ведь с того советского съезда сбежала. Не понимала, что происходит, - кроме того, что меняется эпоха... И она действительно поменялась, причем именно для киношного сообщества: если раньше членство в союзе давало какие-то "лакомые кусочки", то теперь и этого нет...

- Как вы думаете, этот союз вообще нужен нашему кино?

- Безусловно, нужен. Особенно старшему поколению. Союз хоть немного, но помогает людям, которые остались без денег. Без здоровья, без работы. Без всего. И Никита Михалков помогал всегда, в том числе лично, не афишируя эту помощь. А ведь судьбы у кинематографистов часто очень странные, перекрученные. Есть просто оглушающие по своей трагичности истории, если это описать в романе - никто не поверит.

- Что бы вы сделали, если б вошли в руководство СК?

- Взяла бы себе занятие, в котором что-то понимаю. Как, например, Наташа Гундарева, которая много сил, времени и здоровья отдавала как раз ветеранам кино. Устраивала концерты, выбивала какие-то заказы, спонсорские деньги. Там нередко шла речь... о пакете гречки и бутылке масла. Вот на таком уровне. Но спонсорам это глубоко неинтересно - потому что не освещается телевидением и тусовками...

Суперфильм за три копейки

- Говорят, вы собирались поставить собственную картину, задумывалось что-то потрясающее - с Гурченко, Польских...

- ...и Равиковичем. У меня была изумительная группа. В которой все были... такое редкое сейчас слово - энтузиасты. За три копейки собирались снять хорошее кино. Я была влюблена в свой проект. Летела тогда с "Последнего героя" как раз снимать этот двухсерийный телевизионный фильм - "Улыбка судьбы". Но "улыбка" получилась полутрагическая: мы провели подготовительный период, и вдруг прямо перед съемками продюсер заявил, что у него финансовые потери - и закрыл проект! Мы пытались его перепродать, я очень много нервов и сил потратила. Отыскала нового продюсера, но старый все-таки не отдал права. Хотя тут же запустил другой фильм - тоже многосерийный телевизионный и тоже с женщиной-режиссером. И что там случилось в его продюсерской голове? Не знаю.

- В театре, как и на ТВ, кажется, у вас все складывается более успешно, в том числе и режиссура?

- Да, играю в антрепризе "Не отрекаются любя". Как режиссер выпустила спектакль "Дама ждет, кларнет играет", где у меня тоже главная роль. Это такая мелодраматическая комедия, или трагедийная мелодрама. Американская пьеса в переводе Михаила Мишина.

- А что, мы и американцы действительно "совпадаем" по понятиям "быт и любовь", "мужчина и женщина"?..

- Есть некоторые разночтения - вернее, зрители по-своему воспринимают какие-то фразы... Но в основном "совпадаем": поиски своего мужчины, своего счастья, своего места в жизни - это ведь есть везде. А потом мы все-таки про себя играем, а не про американцев!

- В популярном сериале у вашей героини Любы нет мужа, зато есть трое детей и работа на заводе. Как вы освоились на "производстве"?

- Для меня это было несложно, поскольку моя мама, как и Люба, работала на заводе, следила за давлением в каких-то котлах. Причем мамин завод располагался примерно в том же месте, где проходили съемки сериала. Я родилась в Текстильщиках, и все население нашего района трудилось на заводах, которые здесь расположены. Я же девочка из бедной семьи, бабушки жили в деревне, поэтому мама часто брала меня с собой на завод. До сих пор помню безумно вкусные котлеты из столовой и чистые, благоустроенные заводские дворики. Там росли декоративные кусты, черноплодная рябина, везде клумбы с цветами. Было очень красиво.

Тяжелая внешность

- И все же производственная карьера вас не привлекла?

- Просто у моих родителей всегда был идефикс - дети должны получить высшее образование. Все равно какое. Поэтому мы с братом с детского сада были нацелены на поступление в вуз. Я всегда была отличницей, ходила во все кружки, и одним из них стала студия юного актера при Центральном телевидении. А артисткой мне хотелось быть, чтобы иметь экзотическую профессию, не похожую на окружающую меня жизнь. Нет, жизнь меня не угнетала, у меня было прекрасное советское детство, но мне очень хотелось романтики. Тем не менее я училась в историко-литературном классе и собиралась поступать в какой-нибудь гуманитарный вуз, например Институт стран Азии и Африки, потому что он тоже казался экзотичным. Но, когда начались вступительные экзамены, побежала по театральным институтам, и один из них меня принял. Это был ГИТИС. Хотя в актерской студии мне не советовали поступать в театральный. Я считалась способной девочкой, была на хорошем счету, но мне всегда говорили, что уж слишком у меня "тяжелая внешность".

- Что же это означало?

- Это сейчас все привыкли к моему лицу. А ведь раньше меня не знали куда девать, никто не понимал, что со мной делать в кино. Вроде не комедийная и не острохарактерная, а для героини недостаточно красивая. Куда я только не пробовалась! Один раз не утвердили, другой не утвердили. Порыдала-порыдала, а потом успокоилась и уже сама сообразила, что мне надо не героинь играть, а их подружек. И когда вызывали на пробы очередной героини, я сразу говорила: "Вы меня, наверное, на первую роль не возьмете, так давайте я попробуюсь на вторую". Тут дело и пошло.

- Вы не робели от того, что с первых шагов в кино играли со звездами?

- Имена партнеров в первых фильмах меня до сих пор шокируют. Сами посудите, "Вакансия": Екатерина Васильева, Ролан Быков, Олег Табаков. "Частная жизнь": Михаил Ульянов, Ия Саввина, Андрей Миронов... Что эти фильмы станут смотреть до сих пор, мы тогда и не думали! Часто бывает, что люди готовятся снять шедевр, а получается ерунда, или, наоборот, снимают непонятно что, а получается культовый фильм. Ведь когда мы работали над "Покровскими воротами", никому из нас сценарий не нравился. Один Козаков понимал, что он снимает. А к фильму "Огни" по Чехову я так серьезно готовилась, но ни один человек его так и не увидел...

- Теперь вы стали участником безостановочного сериального конвейера. Как вам удалось выдержать его бешеный ритм?

- А я и не выдерживала. Несколько раз я просто рыдала и кричала: "Не могу больше!" В конце съемочного дня уже была не в состоянии выговорить самые простые слова. Это настоящая каторга, которой я раньше не знала. В характерных ролях нет таких нагрузок - как правило, это 10-15 съемочных дней. И ты никому не успеваешь надоесть, и тебе никто не успевает надоесть. Мне это нравилось, и я уже стала думать, что так и буду всю жизнь играть эти роли. И вдруг мне предложили напоследок сыграть героиню сериала. А это значит, что ты все время в кадре, без тебя нет почти ни одной сцены. Партнеры приходят и уходят, а ты остаешься. Не знаю, как я дотянула до конца...

Пресыщение славой

- И ради чего эти муки? Ради нового всплеска всенародной любви, ради хорошего заработка или ради самого процесса?

- Не буду скрывать, что заработок для меня важен. Это ведь не то, что десятидневные роли, которые то есть, то нет. Что касается славы, то после "Блондинки за углом" и "Забытой мелодии для флейты" у меня уже была слава, хотя она не идет в сравнение со славой Андрея Миронова, Анатолия Папанова или нечеловеческой популярностью Игоря Ильинского в немом кино. Слава актрис - это вообще детский лепет в сравнении со славой актеров. И все же я вкусила ее сполна.

- И каково оно, бремя славы? Сладкое?

- Я бы не сказала. Кроме первых трех минут, когда меня стали узнавать после фильма "Нежданно-негаданно". Там для молодой актрисы была какая-то радость. А потом, поверьте мне, ничего хорошего это не приносит, кроме, может быть, новых предложений. Ну еще в эпоху дефицита можно было чего-то там достать. В общем быт слава облегчает. А в моральном смысле ничего хорошего, потому что много сумасшедших, в фокус внимания которых ты попадаешь. У них от любви до ненависти один шаг. У Андрея Миронова была целая стая горячо любящих его женщин, которые дежурили у подъезда театра и под его окнами. Время от времени они его разлюбляли и протыкали ему шины. И почтовый ящик поджигали.

- А ваши поклонники?

- Повадились денег просить. Один все говорил, что у него дочка погибает, и фотографию показывал. Я ему давала какие-то деньги. А потом сопоставила факты и поняла, что это тошноватый какой-то человек. Дала ему последние 25 рублей и сказала, чтобы больше не приходил. В общем, славы у меня уже достаточно, больше не надо. Главное - чувство востребованности и то, что мне по-прежнему дают возможность играть героинь. Вот так будет честно.

- Похоже, вы всегда знаете, чего хотите?

- Рада была бы подтвердить, но это не совсем так. Я всегда знаю, чего хочу, и очень часто это бывает ошибочно. Я очень эмоциональна и целиком нахожусь во власти своих эмоций, которые меня нередко обманывают. Нарисую в воображении какую-то красивую картинку и хочу этого достичь. А потом выясняется, что этого либо не бывает в природе вообще, либо это в реальности выглядит совсем по-другому. Я часто совершаю ошибки, но уже с этим смирилась, потому что сколько раз ни говорила себе: "Подожди, давай обдумаем", - после обдумывания получалось еще хуже, а это еще обиднее. Поэтому я предпочитаю следовать за первым желанием, убедиться, что оно неверное, и пойти другим путем.

http://www.edinros.ru/
 


Наша группа ВКонтакте
Rambler's Top100 Каталог сайтов Яндекс цитирования Находится в каталоге Апорт Женский портал, женских каталог, все для женщин! Gougle.Ru Рейтинг Free-Cat: Управление каталогом.

© 2006-2015 dogileva.sitecity.ru